Биография Андрея Сахарова

Русский физик и борец за права человека Андрей Дмитриевич Сахаров родился в Москве. О семье Сахарова сведений мало, известно, только, что его отец, Дмитрий Сахаров, был профессором физики Московского педагогического института имени Ленина. По словам самого Сахарова, он вырос в большой коммунальной квартире, пропитанной традиционным семейным духом, где ценилось прежде всего трудолюбие и профессиональная компетентность. Мягкий и скромный юноша, С. был особенно привязан к своей бабушке. Зная английский язык, она каждый вечер читала внукам книги Чарлза Диккенса, Кристофера Марло, Гарриет Бичер-Стоу. Перед православными праздниками она читала им Евангелие.
Сахаров учился в Московском государственном университете, где считался лучшим студентом, когда-либо обучавшимся на физическом факультете. По окончании университета с отличием в 1942 г. Сахаров был освобожден от службы в действующей армии и направлен на военный завод в Поволжье.
Вернувшись в Москву после войны, Сахаров поступил на работу к известному специалисту по квантовой физике Игорю Тамму в Институт имени Лебедева. Два года спустя, в возрасте 26 лет, Сахаров получил степень доктора физико-математических наук.
Работая в обстановке строжайшей секретности, Андрей Сахаров, Тамм и их коллеги создали водородную бомбу, которая прошла испытания в августе 1953 г. Этот успех принес почести прежде всего С. В 1953 г. С. стал самым молодым ученым, когда-либо избиравшимся в Академию наук СССР – элитарный правящий орган советской науки. Как академик он имел доход и уровень жизни, значительно превышающие средние.
С этого времени и до 1968 г. Сахаров работал над совершенствованием ядерного оружия. Описывая свою жизнь тех лет, С. позже говорил: «Субъективно я чувствовал, что работаю во имя мира, что моя работа укрепляет баланс сил и потому приносит пользу советскому народу, да и человечеству в целом». Однако с течением времени в нем зародилось чувство протеста против ядерных испытаний, первоначально из опасений биологической опасности испытаний в атмосфере.
В 1958 г., накануне прекращения моратория на ядерные испытания в атмосфере, С. составил меморандум для руководителя коммунистической партии Никиты Хрущева. Убежденный в ненужности испытаний, которые лишь провоцируют гонку вооружений, С. предложил прекратить все испытания ядерного оружия. Повлиял ли на Хрущева этот меморандум, неизвестно, но мораторий продолжался еще три года. По окончании моратория С. возобновил попытки добиться запрещения испытаний, но безуспешно. «Я не мог ничего поделать с тем, что считал неправильным и ненужным,– вспоминал С. позже.– У меня было ужасное чувство бессилия. После этого я стал другим человеком».
Интересы Андрея Дмитриевича Сахарова уже тогда не ограничивались ядерной физикой. В 1958 г. он выступил против планов Хрущева по сокращению среднего образования. Пять лет спустя ему в числе других ученых удалось избавить советскую генетику от пагубного влияния агронома Трофима Лысенко. Антинаучные теории Лысенко (в частности, его мнение о том, что наследственность растений можно изменить за счет окружающей среды) в немалой степени обусловили провал сельского хозяйства при Сталине. В 1966 г. писатели Андрей Синявский и Юлий Даниэль были приговорены к тюремному заключению за клевету на Советский Союз в книгах, опубликованных на Западе. Андрей Сахаров совместно с Таммом, Петром Капицей и 22 другими видными интеллектуалами направил письмо приемнику Хрущева Леониду Брежневу. В письме отмечалось, что любые попытки возродить сталинскую политику нетерпимости к инакомыслию «были бы величайшим бедствием» для советского народа.
Таким образом Сахаров противопоставил себя официальным кругам. В 1968 г. он написал манифест «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», о котором американский журналист Гаррисон Э. Солсбери позже отзывался как о «высшей отметке движения за либерализацию в коммунистическом мире». Осуждая гонку ядерных вооружений, документ призывал к сотрудничеству Советского Союза и Соединенных Штатов, предсказывал постепенную конвергенцию двух систем, требовал объединения советских и американских ресурсов для борьбы с глобальной угрозой голода, перенаселения и загрязнения окружающей среды. С. выступил за отмену цензуры, политических судов, против содержания диссидентов в психиатрических больницах. Циркулировавший на территории Советского Союза манифест был опубликован в США под названием «Прогресс, сосуществование, интеллектуальная свобода».
Официальная реакция на еретические высказывания Сахарова была довольно мягкой: он был всего лишь уволен со всех постов, связанных с военными секретами. Позже он был принят в Институт имени П.Н. Лебедева на должность старшего научного сотрудника – самую низкую из тех, которую может занимать советский академик. Здесь он продолжал теоретические исследования элементарных частиц, гравитации и структуры Вселенной, начатые ранее.
Примерно в то же время жена Сахарова, родившая ему трех детей, умерла. В 1970 г. совместно с другими советскими физиками С. основал комитет «За права человека», который должен был воплотить принципы Всеобщей декларации прав человека. Год спустя С. женился на Елене Боннэр, с которой познакомился во время пикетирования зала суда, где шел процесс над диссидентами.
Чем больше Сахаров расходился с советской политикой, тем больше времени занимала у него диссидентская деятельность. В 1973 г., несмотря на предупреждение заместителя генерального прокурора, С. устроил пресс-конференцию для 11 западных журналистов, во время которой осудил не только угрозу преследования, но и то, что назвал «разрядкой без демократизации». Заявления С. вызвали резкую критику: в газете «Правда» появилась статья, подписанная 40 академиками; статья аналогичного содержания за подписью 25 врачей (в числе которых был Евгений Чазов, позже сопредседатель организации «Врачи мира за предотвращение ядерной войны») была опубликована в газете «Известия».
Сахаров был удостоен Нобелевской премии мира 1975 г. за «бесстрашную поддержку фундаментальных принципов мира между людьми» и за «мужественную борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства». Представитель Норвежского нобелевского комитета Осе Лионес заявила: «Комитет глубоко сожалеет о том, что Андрею Сахарову не дали возможности... получить премию мира лично».
Награду приняла Елена Боннэр, которая рассказала собравшимся, что ее муж находится в Вильнюсе, где старается поддержать одного из коллег, отданного под суд за публикацию в защиту прав человека. После этого Боннэр огласила речь С. «Чтобы сохранить уважение к себе,– говорилось в речи,– человек должен поступать соответственно всеобщей жажде мира, истинной разрядки, подлинного разоружения». Призывая ко «всеобщей политической амнистии в мире» и «освобождению всех узников совести повсеместно», С. просил слушателей иметь в виду, что эту награду «разделяют все узники совести в Советском Союзе и странах Восточной Европы, а также те, кто борется за их освобождение».
На следующий день Боннэр прочитала Нобелевскую лекцию мужа «Мир, Прогресс, Права человека», в которой Сахаров доказывал, что эти три цели «неразрывно связаны одна с другой». Он назвал прогресс не только неизбежным, но и неделимым, отметив, что он требует «свободы совести, существования информированного общественного мнения, плюрализма в системе образования, свободы печати и доступа к источникам информации». Всего этого, заявил С., «остро не хватает в социалистических странах». Далее С. наметил предложения по достижению разрядки и разоружения.
Несмотря на открытую оппозицию режиму, Сахарова не пытались арестовать до 1980 г., когда он резко осудил советское вторжение в Афганистан. Он был лишен всех наград, включая звание Героя Социалистического Труда, и без всякого суда сослан в военно-промышленный город Горький (ныне Нижний Новгород), закрытый для иностранцев, где был помещен под домашний арест. Боннэр было разрешено остаться в Москве, но четыре года спустя ее также сослали в Горький, обвинив в антисоветской клевете. В декабре 1986 г. советский руководитель Михаил Горбачев объявил Сахарову по телефону об окончании ссылки. Через несколько дней С. вместе с Боннэр вернулся в Москву, где возобновил научную работу. Он продолжал добиваться освобождения советских диссидентов, заключенных по политическим мотивам. В 1987 г., принимая в Москве диплом члена Французской академии наук, С. упрекнул советскую Академию за то, что она не поддержала его во время «незаконной высылки».
Однако на первых свободных выборах народных депутатов в 1989 г. Андрей Сахаров решил баллотироваться только от Академии наук СССР, хотя был выдвинут кандидатом во многих территориальных округах, гарантировавших ему безусловную победу. С. много размышлял о реформе политической структуры СССР, им был подготовлен проект «Конституции Союза Советских республик Европы и Азии». Целью народа и государства С. провозгласил «счастливую, полную смысла жизнь, свободу материальную и духовную, благосостояние, мир и безопасность для граждан страны, для всех людей на Земле, независимо от расы, национальности, пола, возраста и социального положения».
Сахаров умер 14 декабря 1990 г., после напряженного дня работы на Съезде народных депутатов. Проститься с великим человеком пришли сотни тысяч людей.
Оценка научных заслуг Андрея Дмитриевича Сахарова невозможна до истечения срока секретности его трудов. Тем не менее ясно, что С. сделал много как для развития ядерного оружия, так и для использования силы атома в мирных целях. Высокооригинальная работа С., опубликованная в 1969 г. (в ней рассматривалась роль антикварков, возможно объясняющих баланс вещества и антивещества), дает основание считать, что его вклад в учение о Вселенной не уступает его роли в ядерной технологии. Однако ни то, ни другое не может превзойти его несравненных заслуг в деле защиты мира и прав человека.
Источник:
Предисловие
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1. Семья, детство
ГЛАВА 2. Книги. Ученье домашнее и в школе. Университет до войны
ГЛАВА 3. Университет в первый военный год. Москва и Ашхабад
ГЛАВА 4. На заводе в годы войны
ГЛАВА 5. Аспирантура в ФИАНе. Наука
ГЛАВА 6. Атомное и термоядерное. Группа Тамма в ФИАНе.
ГЛАВА 7. Объект.
ГЛАВА 8. И. Е. Тамм, И. Я. Померанчук, Н. Н. Боголюбов, Я. Б. Зельдович
ГЛАВА 9. Магнитный термоядерный реактор. Магнитная кумуляция
ГЛАВА 10. Перед испытанием
ГЛАВА 11. 1953 год
ГЛАВА 12. "Третья идея"
ГЛАВА 13. Испытание 1955 года
ГЛАВА 14. Непороговые биологические эффекты
ГЛАВА 15. 1959-1961. Хрущев и Брежнев в 1959 году. 10 июля 1961 года: моя записка и речь Хрущева. Большая сессия. Смерть папы
ГЛАВА 16. 1962-1963. Против двойного испытания. Московский договор. Смерть мамы
ГЛАВА 17. Выборы в Академию в 1964 году. Дело о расстреле
ГЛАВА 18. Научная работа в 60-х годах
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГЛАВА 1. Перед поворотом
ГЛАВА 2. 1968 год: Пражская весна. "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе"
ГЛАВА 3. Болезнь и смерть Клавы. "Меморандум" Сахарова, Турчина, Медведева. Семинар у Турчина. Григорий Померанц
ГЛАВА 4. Валерий Чалидзе. Дело Григоренко. Спасаю Жореса
ГЛАВА 5. Киевская конференция. Дело Пименова и Вайля. Появляется Люся. Комитет прав человека. "Самолетное дело"
ГЛАВА 6. "Памятная записка". Дело Файнберга и Борисова. Михаил Александрович Леонтович. Использование психиатрии в политических целях. Крымские татары
ГЛАВА 7. Обыск у Чалидзе. Суд над Красновым-Левитиным. Проблема религиозной свободы и свободы выбора страны проживания. Суд над Т. Обращение к Верховному Совету СССР о свободе эмиграции. В марте 1971 года открылся ХХIV съезд КПСС
ГЛАВА 8. Люся - моя жена
ГЛАВА 9. Поэты. Беседа с Туполевым.  Дело Лупыноса. Суд над Буковским. Поездки в Киев. Новые аресты. Диссиденты
ГЛАВА 10. Средняя Азия и Баку. Обращения об амнистии и смертной казни."Памятная записка" и "Послесловие". Встреча со Славским. Дело Якира и Красина
ГЛАВА 11. Арест Шихановича. Демонстрация у ливанского посольства. Грузия и Армения. Исключение Тани из МГУ. Суд над Любарским. Первое интервью. Люся расстается с партией
ГЛАВА 12. Встречи с И. Г. Петровским. Выезд Чалидзе. Статья Чаковского. Интервью Улле Стенхольму. Статья Корнилова. Алеша не принят в МГУ
ГЛАВА 13. Вызов к Малярову. Пресс-конференция 21 августа 1973 года. Газетная кампания. Выступления Турчина, Шрагина и Литвинова. Статья Чуковской, статья Солженицына. Заявление Максимова, Галича и Сахарова в защиту Пабло Неруды. Заявления Люси и Барабанова
ГЛАВА 14. Заявление об Октябрьской войне. "Черный сентябрь" в нашей квартире. Заявление о поправке Джексона. Вызовы Люси на допросы в Лефортово. Запрос о поездке в Принстон. Искаженная публикация. Больница АН СССР
ГЛАВА 15. "Странный шар" (Солженицын о Сахарове)
ГЛАВА 16. Люсина операция. "Архипелаг ГУЛАГ". Высылка Солженицына. Моя статья о "Письме вождям" Александра Солженицына
ГЛАВА 17. Отдых в Сухуми. "Мир через полвека". Люсины глаза. Первая голодовка. Сильва Залмансон и Симас Кудирка
ГЛАВА 18. Премия Чино Дель Дука. Фонд помощи детям политзаключенных. Мои выступления 1974-1975 годов: Винс, Давидович, "О праве жить дома", немецкая эмиграция, письмо Сухарто, в защиту курдов, встреча с Генрихом Бёллем и совместное обращение. День политзаключенного. Угрозы детям и внукам. Сергей Ковалев
ГЛАВА 19. 1975 год. Борьба за Люсину поездку. "О стране и мире". Болезнь Моти. Люся в Италии. Нобелевская премия. Суд в Вильнюсе
ГЛАВА 20. Евгений Брунов и Яковлев
ГЛАВА 21. 1976 год. Ефим Давидович. Петр Кунин. Григорий Подъяпольский. Константин Богатырев. Игорь Алиханов
ГЛАВА 22. 1976 год (продолжение). Эмнести Интернейшнл. Суд в Омске над Мустафой Джемилевым. Андрей Твердохлебов. Якутия. Тбилиси. Хельсинкская группа. Желтые пакеты. "Русский голос". Дело Зосимова, Эль-Заатар, интервью Кримскому. Обмен Буковского. Пожар у Мальвы Ланда. В 1974 году Твердохлебов и Турчин организовали Советскую секцию Эмнести Интернейшнл.
ГЛАВА 23. 1977 год. Обращение к избранному президенту США о Петре Рубане. Обыски в Москве. Взрыв в московском метро. Письмо Картеру о 16 заключенных. Инаугурационная речь Картера. Вызов к Гусеву. Письмо Картера. Аресты Гинзбурга и Орлова. "Лаборантка-призрак" Дело об обмене квартиры. Арест Щаранского. Аресты на Украине, в Прибалтике, Грузии и Армении. Руденко. Тихий. Вэнс и Громыко.
ГЛАВА 24. 1977 год (продолжение). Мотя и Аня. Вторая поездка Люси. Отъезд детей и внуков. Сахаровские слушания. Против смертной казни. Ядерная энергетика. Амнистия в Индонезии и Югославии. Приглашение АФТ - КПП. Алеша и его дела. Поездка в Мордовию
ГЛАВА 25. 1978 год. Отъезд Алеши. Суды над Орловым, Гинзбургом, Щаранским. Отдых в Сухуми. Негласный обыск
ГЛАВА 26. 1979 год. Третья поездка Люси. Дело Затикяна, Багдасаряна и Степаняна. Мои обращения к Брежневу. Две поездки в Ташкент. Новое дело Мустафы Джемилева. Адвентисты. Владимир Шелков. Письмо крымских татар Жискар д’Эстену и мое новое обращение к Брежневу. Збигнев Ромашевский. Вера Федоровна Ливчак. Новые аресты
ГЛАВА 27. Письма и посетители
ГЛАВА 28. Афганистан, Горький
ГЛАВА 29. Дом в Щербинках. "Режим". Кражи и обыски. Общественные выступления. Научная работа. Люся в эти годы.
ГЛАВА 30. Дело Лизы Алексеевой
ГЛАВА 31. Заключительная
ГОРЬКИЙ
ГЛАВА 1. Горький
ГЛАВА 2. Вновь Москва. Форум и принцип "пакета"
ГЛАВА 3. Новые обстоятельства, новые люди, новые обязательства
ГЛАВА 4. За рубеж
ГЛАВА 5. Азербайджан, Армения, Карабах
ГЛАВА 6. Перед Съездом
ГЛАВА 7. Съезд

Могила Сахарова на Востряковском кладбище в Москве

Могила Сахарова на Востряковском кладбище в Москве